Автостопом до России

Читайте также версию этой статьи на английском языке.

You also may read this article in English.

Вот уже скоро будет год с того момента, как я познакомился с теперь уже замечательным моим другом Фелишей Кенни (Felicia Kenney) из города Юджин штата Орегон. За этот год она стала одним из моих близких друзей. Прямо сейчас Фелиша и её муж Джоэл находятся в Санкт-Петербурге. Они готовятся начать изучать русский язык в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете. Это интервью о том, как они увлеклись изучением русского языка, как решили приехать в Россию, о прошлом и будущем одной американской семьи в России.

— Фелиша, как ты убедила своего мужа поехать в Санкт-Петербург?

— Так это для блога? Мне нужно отвечать честно?

— Для блога. И да, честно.

— Ну хорошо. Впервые мы оказались здесь в сентябре. Мы искали, куда бы переехать в Восточную Европу, потому что там не очень дорого жить, атмосфера весьма спокойная, мне очень нравится восточно-европейская музыка и научная фантастика, а ещё там нет малярии. Мы путешествовали и открыли для себя, что Будапешт великолепен, но их язык очень сложен. Прага оказалась очень близка к Западной Европе, но она мне не очень по вкусу. Польша по-прежнему кажется невзрачной. Мы вспомнили о наших друзьях в России и о том, как я люблю русский язык... и как сильно я люблю ДДТ. Я спросила: «Что насчёт Санкт-Петербурга?» Он подумал и ответил: «Идёт!» Всё логично.

— Скучаешь по Америке?

— Нет. Ни капли. Я так рада, что я не там. Нет совершенно никакого желания возвращаться.

— Тебе верится, что ты не дома?

— Нет. Даже так: надеюсь, это теперь мой дом. Какое-то «правильное» ощущение. Как будто здесь и родилась. (Улыбается.)

— Разница во времени — 12 часов. Как вы себя чувствуете после переезда?

— С Орегоном была разница в 12 часов, с Нью-Джерси — 9 часов. Мы устали. Для нас непривычно наблюдать, насколько поздно встаёт утром солнце. Но наши друзья ложатся поздно, поэтому нормально, если мы спим до 10 утра. Есть кое-какие проблемы с тем, чтобы лечь вовремя, но мы привыкаем с каждым днём. Мой муж настолько устаёт, что частенько ложится подремать посреди дня.

— Что тебя пугает? Знаю, что твои друзья или родственники чего-то боялись.

— Ну, я боюсь проблем с деньгами. Если что-то пойдёт не так, то банк очень далеко. (Хотя мы что-нибудь придумаем, если это случится.) Однако мои друзья боятся, что нас арестуют или нас захватят террористы, или кто-то попытается нас похитить и украсть наши почки... Американцам постоянно втолковывают, что нужно бояться, вот они и боятся всего.

— Почему и когда ты решила учить русский?

— Около двух с половиной лет назад я познакомилась с музыкантом из России из моего подкаста [5 Song Set]. Он был очень классный. Мы решили записать общее шоу. Он отправил мне музыку, но я не могла прочесть название ни одного файла. Я была разочарована, что не знала даже буквы, поэтому я учила алфавит. Я поняла, что захотела научиться говорить по-русски, потому что мы с ним подружились. Так я и начала учить.

— Как его зовут?

— Это музыкант Александр Питерский. Он очень хорошо говорит по-английски, но мне всё равно хотелось учить русский.

— Россия не первая страна, в которую ты переезжаешь. Мне известно, что ты жила в Африке. Расскажи об этом.

— В 2003 году я бросила работу UNIX-программистом у одного нью-йоркского провайдера и присоединилась к Корпусу мира. (Мы не были шпионами, кстати. Знаю, что многие думают, будто мы шпионы, но платят нам недостаточно для этого, плюс у нас не было никаких специальных обучающих занятий. Мы на самом деле едем туда, чтобы только помогать людям. Не знаю, шпионили ли люди из Корпуса мира раньше, но сейчас точно нет.) Я поехала в Бенин в Западной Африке. Там было невероятно жарко, поскольку он находится почти на экваторе. Прошло уже много времени с того момента, как я учила французский, поэтому поначалу мне было тяжело вспоминать этот язык. Мне также дали профилактические средства от малярии, которые сделали меня растерянной и нервной. Оказалось, что эти медикаменты вызвали изменения в мозге, но никто об этом не предупреждал.

И вот я осталась там на год. Это было интересное место, но их культура была совсе-е-ем иной. Там почти не было компьютерных гиков, даже среди волонтёров Корпуса мира. Мне там нравилось, но я чувствовала некую изоляцию. Однако же я познакомилась со множеством замечательных людей и повидала много интересного. Хотя проблемы из-за медикаментов начали давать о себе знать спустя какое-то время. Настолько, что я не могла выполнять свою работу, потому что начались проблемы с памятью. (Я работала в банке, занимаясь разработкой, связанной с базой данных для системы менеджмента займов, но мне было тяжело запоминать сам механизм займов из-за медикаментов. Три года после моего отъезда выпали у меня из памяти.)

— Итак, я наконец-то уехала и вернулась в США. Джоэл, теперь мой муж, и я начали встречаться до моего отъезда. Я писала ему много писем и имейлов. И было приятно видеть его снова.

— В каких странах ты была?

— Я была в Мексике, Канаде, Бенине, России, Латвии, Эстонии, Польше, Венгрии, Чешской Республике и Англии. Я проходила или была в аэропортах других стран, но они не считаются. (Улыбается.)

— В какую страну ты бы не хотела полететь?

— Знаю, что не хочу снова лететь в Лондон. Слишком много людей, слишком дорогой город.

Хм, не думаю, что есть страны, которые мне бы не хотелось посмотреть. Всегда можно что-то узнать в новой стране. Что-нибудь такое, о чём ты думаешь, будто тебе это не понравится, но затем это же тебя и удивляет. Я бы очень хотела посетить руины городов майя в Мексике и Гватемале, плюс Египет и Китай. Мы с Джоэлом обсуждали путешествие по паломническим маршрутам в Индии и Японии, потому что я буддист. (Хотя я не очень религиозна.)

Вот несколько вопросов от Неонилы.

— Куда бы ещё хотела вернуться?

— В Ригу.

— Где самые приветливые люди?

— Самые приветливые... наверное, в Будапеште. Сложно сказать. Кажется, что люди везде довольно приятны по большей части.

Где самая вкусная еда?

— Самая вкусная еда... ну, на автовокзале в Риге была очень хорошая еда. Там была закусочная с очень вкусной едой, а внизу была небольшая лавка с выпечкой. Ещё в Санкт-Петербурге мы ели небольшие пирожные с ромом. Очень, очень вкусно! Ещё там была блинная (кажется) возле автовокзала. Тоже объедение. (Улыбается.)

— Где ты видела самый красивый закат?

Самый красивый закат... Аризона славится своими красивыми закатами. Солнце заходит за горы, хорошее зрелище. Я видела закат над Тихим океаном, тоже неплохо. Когда мы приехали в Санкт-Петербург в понедельник, солнце садилось и всё небо было в разных цветах. Могу сказать, что одна из самых прекрасных вещей, которые я видела где-либо, была вчера. Шёл небольшой снег, но было солнце. Солнечный свет падал на летящие снежинки и на землю, и всё это просто сияло. Это было восхитительно!

— Что вы с мужем будете делать после окончания курсов?

— Ну, Джоэл хотел бы заняться здесь музыкой. Я бы хотела поучиться ещё. Так много можно ещё узнавать о России, учить язык. Мы здесь только несколько дней, поэтому пока ещё не можем сказать, захотим ли мы остаться. Однако на настоящий момент мне очень нравится здесь находиться. Я люблю наших друзей, людей из университета, снег, метро — всё это. Поэтому, если мы захотим остаться, нам нужно будет побегать, чтобы получить разрешение на проживание здесь. Это может быть очень сложный процесс. Конечно, я не могу этого делать до тех пор, пока мы не убедимся, что мы действительно этого хотим, а также что мы стали лучше говорить по-русски.

— А как ты раньше учила русский?

— С помощью книг, [программы] Rosetta Stone, [системы изучения языка] Пимслера, аудиозаписей, которые я нашла в интернете, произношений на сайте Forvo.com. Что касается самообучения, здесь у меня всё в порядке, я думаю. Конечно же, мне сильно повезло, что у меня есть друзья из России, которые помогают мне.

— Всегда пожалуйста.

(Улыбается.)

— Большое спасибо за ответы.

23 января 2014 · россия и америка · фелиша
Оставить комментарий (отменить)