Стритёрские истории

2014

Двадцать пять выступлений с первого мая по тридцать первое августа. Множество новых номеров в репертуаре. Много хороших впечатлений и сотни безвозвратно уничтоженных нервных клеток. Таким был четвёртый сезон стрита. Но если отбросить невесёлое и легкомысленное — адекватным.



Сезон открылся новыми интересными знакомствами, в том числе с гитаристом Максом, и встречами со старыми знакомыми. Я снова потащил Максима, Сашу и Северина в качестве моральной поддержки. В этом году меня услышала и сестра, сильно удивлявшаяся поначалу обстановке, в которой всё происходило.


Плохое

Это был не самый худший день, пришла моя подруга Елен, а с ней и Маша. Пели, общались. Ничего не предвещало беды, как подплыли две совсем не прекрасные пьяные девушки, не обременённые совестью и приличием. Вызывает удивление, как они вообще могли ходить и стоять. Елен пыталась убедить этих адептов зелёного змия (а то и чего похуже) покинуть нас. Но этим дело не кончилось.

Отличилась безрассудностью одна из этих девушек (давайте назовём её Ву). Её особенно понесло после того, как я сказал одно слово, имеющее аналог в арго определённого социального слоя, что для слушающей шансон мадам оказалось критичным и ломающим парадигму. Другой подобный эпизод произошёл, когда я сказал человеку, вероятно, как раз принадлежавшему тому социальному слою, что поп-певец, король ремейков, (внимание!) украл песню. «Украл?!» — Уже после этого я подумал, что снова совершил ту ошибку. Но ведь пронесло.

Всё дошло до того, что Ву ударила Елен и выдрала немного волос. В тот момент, видимо, вторая девушка, более молчаливая (давайте назовём её Му), поняла, что запахло жареным, и куда-то поковыляла. Но и на этом история не заканчивается. Ву отправила в свободный полёт за парапет телефон Елен. Дядя Боря, с которым я до этого познакомился и который после того дня послушал ещё несколько моих концертов, спустился и достал его.

Надо было вызывать полицию, мы озвучили эту мысль вслух, и совершенно не знакомая женщина, проходившая мимо, спросила: «Вызываем?» — и набрала номер.

Пока ждали, послушали, «кто она такая», «кого она знает» и «где работает». Прибывшие полицейские спросили её о месте работы.

— Я учусь.

— Где учитесь?

— В техникуме. На парикмахера.

Уже после завершения этого дурацкого происшествия эта её реплика стала предметом шутки о том, что Ву совсем и не выдирала волосы, а только лишь подровняла.

Но не только полиция задавала вопросы Ву, сама она тоже задавала вопросы полиции, проявляя чудеса коммуникации и логических рассуждений.

— Вы с какого района?

— Ленинского.

— Нет, вы не можете быть с Ленинского. Вы с Советского.

— Почему?

— У вас руки трясутся.

*   *   *

Начали выводить из себя странные запросы публики, как этот:

— Давай нашу!

Но выяснилось, что это беда не только наших широт. На Западе вместо этого кричат: «Давай Freebird!» Это песня группы Lynyrd Skynyrd. И весьма неплохая.

Кстати о репертуаре. Многое из того, что я слышу на набережной, не всегда цензурно и приятно на слух. Всё это происходит днём и в самом центре города. Мимо проходила компания, чтобы занять своё место, на вид ещё школьники. Даже школьницы. Одна из них шла и громко кричала слова из какой-то песни о том, что у неё кто-то сидит.

Кришнаиты оказались назойливыми. Они устраивают свои воскресные часовые песнопения из трёх слов, но не в этом я их виню, а в том, что по сто раз предлагают свою бесполезную литературу. А однажды они всем табором пришли и говорят:

— Мы здесь будем.

Они бы всё равно мешали играть, потому что их барабан слышно даже издалека, но пришлось настоять на своём и попросить уйти из-за такой беспардонности.


И хорошее

Но никакие негативные эпизоды не перевесят позитив.

Например, чего стоит одно знакомство с Виктором и Татьяной, которые часто заходили меня послушать и угощали фруктами, мороженым (напарника тоже) и очень вкусным рисом с мясом. Они приглашали меня в свой небольшой офис, где Виктор ставил пластинки на неофоне 1910 года.

Было много интересных небольших эпизодов. Например, угощение бананом от людей в костюмах с тачкой, вероятно, что-то рекламирующих. Или два файер-шоу за один день. Даже три, но там был повтор. Я впервые в своей жизни говорил с настоящими сербами, их в нашем городе оказалось немного больше, чем я ожидал. Моё увлечение сербскохорватским нашло выход.

Во время праздника послушал песни, доносившиеся с Сабантуя, послушал ансамбль скрипичных инструментов и одного духового. Вносит разнообразие в обилие гитаристов.

Не знаю, тот же самый это был ансамбль или нет, мне сказали, что, когда я играл Lux Æterna, ансамбль скрипачей аккомпанировал мне в стороне. Этот номер, обычно называемый «Реквиемом по мечте», я обязательно играю последним в своей программе.

И наконец, в этом году мы сделали знаменитый дуэт из «Призрака Оперы». Правда, только один раз. Кстати, девушку, с которой мы пели, зовут Кристиной, как и героиню мюзикла. На аккорды пришла компания девушек — фанатов такой музыки.

Был один очень странный и курьёзный случай. Незнакомый мужчина подошёл и сказал:

— Я Толя. Будут проблемы — звони.

— Не понял, честно говоря.

— Толя. Звони. А пока просто играй, — и ушёл.

Больше я его не видел. Я думал, что Толя оставил визитку, но нет, не оставил.

*   *   *

Если вы читаете мой блог, то вы уже, наверное, знакомы с двумя эпизодами, которые произошли во время сезона и о которых я рассказывал отдельно. Это помощь во время предложения девушке, а также охота сетевых сектантов, как я их называю, прямо на улицах нашего города. В общем, будет что вспомнить долгими зимними вечерами.

21 сентября 2014 · стрит