Все оттенки «Фейсбука»

Это мой старый перевод, датированный 30 октября 2011 года. Я решил собрать свои тексты в одном месте. Это небольшая заметка за авторством Энила Дэша (Anil Dash), предпринимателя, основателя и со-основателя различных компаний. Оригинал и перевод распространяются на условиях свободной лицензии Creative Commons. Вы можете копировать и редактировать этот текст при обязательном указании авторства оригинального текста или перевода и некоммерческом распространении под той же лицензией.



В одном из номеров еженедельника «Нью-Йоркер» в статье Хосе Антонио Варгаса изображён яркий профиль Марка Цукерберга. В той статье было процитировано моё высказывание о Марке: «Если тебе 26, ты золотой ребёнок“, у тебя всегда было крепкое здоровье, тебя опекали всю твою жизнь, тебе всегда улыбалась удача, естественно, ты не задумываешься над тем, что кто-нибудь когда-нибудь захочет что-то скрыть». Это точная цитата, но есть тонкий нюанс в моём отношении к социальной сети «Фейсбук», и это не просто замечание о привилегиях её CEO.

Сразу необходимо сказать: мне нравится «Фейсбук», и я пользуюсь им; у меня много друзей и знакомых в этой компании, работающих на всех уровнях её иерархии. Несколько раз я пересекался с Марком Цукербергом, общение было незначительным, но весьма тёплым. Мой партнёр по бизнесу Майкл Вульф (Michael Wolf), хорошо отзывавшийся о Марке, во время работы на MTV Networks отчаянно пытался приобрести «Фейсбук». В технических проектах, которые я вёл — начиная с Gourmet Live и заканчивая ThinkUp — функции «Фейсбука» глубоко интегрированы.

Правда в том, что меня глубоко заботит интернет-культура, и в том, что большинство решений, которые принимает «Фейсбук», губительны для его культуры.

Я не первый, кто заговорил об этих проблемах, в частности о политике конфиденциальности. Обложка одного из выпусков журнала «Тайм» была посвящена проблемам конфиденциальности «Фейсбука». Марк выступил с довольно длинным и немного расплывчатым ответом, тем самым показав, что он понимает всю серьёзность этих проблем для компании. В то время новомодный проект Diaspora* захватил воображение тех, кто разочаровался в способности «Фейсбука» разрешать проблемы, и собрал около 200 000 $ от тысяч добровольцев, надеявшихся поддержать этот показательный вызов превосходящему по масштабам «Фейсбуку». Конечно же, нужно вспомнить фильм «Социальная сеть», вышедший в 2010 году, сюжет которого основан на раннем периоде истории «Фейсбука».

На самом же деле конфиденциальность меня заботит не настолько сильно.

Я начал вести блог, когда мне было меньше лет, чем Марку сейчас, и я открыто делился с читателями бо´льшим количеством информации о своей жизни, чем он когда-либо. Прошло уже много лет с тех пор, как я писал о защите конфиденциальной информации на основе идентификационной информации, но основная мысль остаётся актуальной и по сей день:

В каком-то смысле, все мы сегодня «звёзды». Что бы мы ни сказали, что бы мы ни сделали — всё записывается. И всё хранится для последующих поколений и индексируется лучше, чем любая фотография или биографическая запись когда-либо раньше. И только тем, кто прославился в результате своей деятельности, или знаменитостям придётся заниматься самоцензурой и контролировать загружаемые фотографии.

Что меня действительно заботит — так это пропаганда довольно радикальных социальных изменений, навязываемых почти половине миллиарда человек без договорённости и согласия с ними. Как мы убедились на примере развёртывания системы пользовательских имён в «Фейсбуке», индустрия ещё не готова к тому, чтобы говорить о комплексных проблемах идентификации, и предпочитает обсуждать компании и функциональные особенности вместо обсуждения сообществ и альтернатив выбора.

«Фейсбук», будем честны, движим весьма экстремальными в отношении распространения информации людьми. Я говорю о моих политических предпочтениях, моей личности, моём здоровье или о моих личных взаимоотношениях с людьми — а я действительно могу это делать — потому что имею такую возможность благодаря моему социальному статусу, состоянию здоровья и тому факту, что я родился в США. У меня также есть своё выражение собственного я, которое не задевает кого бы то ни было и не может показаться кому-то настолько неприятным, чтобы привести к серьёзным последствиям.

Но что если бы я не настолько себя контролировал? Что было бы, если бы моя семья не до конца принимала мой способ самовыражения? Что было бы, если бы я не был достаточно технически грамотным, чтобы разобраться со всеми теми сложностями, с которыми мне придётся столкнуться при подборе настроек конфиденциальности в «Фейсбуке»? Что если для отражения моего собственного я требуется фиолетовый цвет, а не синий, как в «Фейсбуке»? Выразить все наши личные пожелания легко, все аспекты, необходимые для выражения нашей личности, могут совпасть с тем, что нам предлагают. Но большинство из нас не настолько везучие.

Я хочу рассказать короткую историю, косвенно связанную с этим.

Цукерберг плохо различает цвета; несколько лет назад он проходил онлайн-тест, диагностировавший то, что он не различает красный и зелёный. Синий — основной цвет «Фейсбука», потому что, по словам Цукерберга, он видится ему наиболее насыщенным цветом, он различает наибольшее число оттенков именно синего.

Оказывается, то, как мы можем выразить себя посредством «Фейсбука», банально продиктовано ограничениями зрения Марка Цукерберга. Я не раз сталкивался с подобным: когда я впервые посетил Гарвардский клуб в Нью-Йорке, чтобы встретиться с другом, я почувствовал острое осуждение окружающих, где тот факт, что я не учился в колледже, считался достаточным для осуждения способа выражения моего собственного я. И хотя я пользуюсь «Фейсбуком», я никогда не забуду, что всё это задумывалось как закрытый клуб «Лиги плюща».

Возможно, больше посвящая своих пользователей в политику распространения личной информации и ясно проговаривая возможные социальные издержки, «Фейсбук» сможет стать настолько всеохватывающим, насколько это возможно.

3 сентября 2014 · переводы